Уважаемые посетители, если размещенная информация не соответствует действительности, пожалуйста сообщите администратору сайта с указанием конкретной страницы или ссылку на страницу. Email: admin@rossmos-ritual.ru

 

Адрес:

119019, Москва, Поварская ул., д. 5С1

Телефон Храма:

 

Храм преподобного Симеона Столпника на Поварской
1624-2009

Ибо если это предприятие и это дело — от человеков, то оно разрушится,
а если от Бога, то вы не можете разрушить его.
Деяния 5:38-39

Храм преподобного Симеона Столпника на Поварской — один из древнейших и красивейших храмов Москвы. В 2012 году ему исполняется 388 лет.
Многое и многих помнит этот храм. У престола стояли замечательные священники, на службы приходили и простые люди, и представители известнейших российских фамилий. Вместе с этими людьми и со всей страной храм прошел свой крестный путь — наполеоновское нашествие и пожар 1812 года; первую мировую войну; «обновленцев»; закрытие и осквернение в 1930-е годы; гусеницы бульдозеров, под которыми он едва не погиб при строительстве Нового Арбата (Калининского проспекта); реставрацию в 1960-х; наконец, возвращение здания Церкви в 1990 году и долгое, трудное восстановление. Сегодня к храму вернулась его былая краса. Снова звучит колокольный звон, раздаются слова молитвы. В храм приходят люди, которые во времена всеобщего поклонения «золотому тельцу» стремятся жить по заповедям Христовым. И не только те, кто не дал ему погибнуть, но и их дети и внуки. Заживают раны, возрождается связь времен и поколений.

Созидание и украшение храма

Храм преподобного Симеона Столпника впервые упоминается в архивах с 1624-1625 годов. Здание было выстроено на месте древнего, скорее всего, деревянного храма, стоявшего здесь со времен Бориса Годунова. На храмовой иконе преподобного Симеона Столпника (к сожалению, не сохранившейся) была надпись — «лета 7132» (1624 год по современному летоисчислению). Современное каменное здание выстроено в 1676-1679 годах на средства казны царем и великим князем Федором Алексеевичем.
В архивных документах храм впервые упоминается как храм Введения во храм Пресвятой Богородицы (по главному престолу), что «за Арбатскими вороты в Поварской улице». В храме также имелись приделы во имя преподобного Симеона Столпника и святителя Николая (с 1715 года), который в 1759 году был переосвящен во имя святителя Димитрия Ростовского. В дальнейшем храм именуется как храм преподобного Симеона Столпника на Дехтяреве огороде, на Арбате, у Арбатских ворот или на Поварской. Земельный участок под церковными владениями и владениями причта занимал довольно значительную площадь на пересечении улиц Большая Молчановка и Поварская.
Храм относится к так называемым «огненным» храмам, которые возводились в Москве с середины XVI века (например, церкви святителя Николая в Пыжах, Знамения у Петровских ворот, Введения Богородицы во храм в Садовниках).
В течение XVII-XVIII веков здание не раз перестраивалось и обновлялось. В 1735 году рачением князя И.А. Голицына в память его усопших родителей был восстановлен и заново освящен придел святителя Николая, в 1738 году обновлялся престол, жертвенник и мост, а в 1798 году — алтарь.
Когда в сентябре 1812 года французы вступили в Москву и принялись за разграбление города, они не пощадили и церквей. Не избежал плачевной участи и храм Симеона Столпника. По данным Московской Консистории, он, как и многие другие столичные храмы, обгорел во время пожара. Священнослужители во главе с настоятелем Стефаном Никитичем Поповым и прихожане с усердием и любовью принялись за восстановление обгоревшей и оскверненной святыни. В архивах сохранилось «Дело об освящении церкви Симеона Столпника, что на Поварской» 1812 года. К 1818 году были полностью восстановлены и владения причта, также обгоревшие во время пожара.
Как выглядел храм преподобного Симеона Столпника на Поварской к концу XIX века, можно узнать из метрики 1887-1891 годов.

[Церковь] <…> каменная <...> квадратная, одноэтажная. Алтарь главной церкви с одним полукружием. <...> Вышина церкви 10 саженей, длина 16 саженей и 1 1/2 аршина, ширина 8 сажень и 1 аршин. [Построена] из кирпича. Стены выкладены сплошною кладкою. Связи в стенах железные. Наружные стены гладкие. Есть карнизы в виде поясков на трапезной церкви, а на настоящей церкви между поясками есть зубчики. Кровля шатровая, на трапезной церкви в два ската <…> вся из железа, выкрашена краскою. Подзоры железные. Кровля старая. Фонарь на сводах глухой.
Глав на всей церкви с колокольнею — 9, из них 5 большого размера находятся над срединою настоящей церкви, остальные над тремя алтарями настоящей и трапезной церкви и над колокольнею. Главы покрыты белым железом. Кресты на главах медные, осьмиконечные, с цепями, спускающимися к главам.
Окна широкие, квадратные. В главном алтаре одно окно, и по одному окну в каждом из двух предалтариях. В алтарях трапезной церкви по два окна и все окна в один свет, с прямыми перемычками. Наличники у окон гладкие из кирпича. Окна прямые с отливами внутрь. У окон решётки железные, крашеные.
Дверей входных четверо, из них одни на западной стороне церкви, двое — на северной и одна с южной стороны. Все двери железные. Прежде существовал вход с северной стороны в виде крытой галереи, который наглухо заложен неизвестно когда. Паперть устроена с одной стороны. Церковь внутри устроена в виде квадратной палаты. Алтарь от храма отделяется только в настоящей церкви каменною стеною с тремя пролетами. Приделов в церкви два. Западный притвор — трапезной устроен в виде палаты, от храма отделяется глухою стеною с одним пролётом в виде арки.
Своды устроены в настоящей церкви четырехсторoнние, опираясь на стены, соединенные вверху железными связями. Своды трапезной церкви в одной части шатровые, в другой полукруглые, и как те, так и другие опираются на два столба.
Среди трапезной церкви поставлено два столба, четверогранные, гладкие, без карнизов. На каждом из них имеется по одной впадине для образов. Решеток кругом их и лавок нет.
Пол лещадный как в алтарях, так и во всем храме с притвором.
Алтарь в настоящей церкви троечастный, разделённый двумя арками. В правом предалтарии находился ризница, в левом предалтарии жертвенник. Своды в алтаре лежат на стенах. Окон в алтаре и предалтариях три.
Помост в алтаре выше помоста храма на одну ступень.
Два придельные алтаря одночастные, каждый о двух окнах, с полукруглыми сводами.
Все три престола деревянные, без возвышений от помоста. Престолы квадратные, в настоящей церкви — 1 1/2 аршина, в трапезной церкви 1 аршин и 4 вершка.
Иконостасы нового устройства, резные, из дерева, резьба помещена на золотом поле в визе веток, звёздочек и т.п. В настоящей церкви иконостас четырехъярусный. Царские двери, состоящие из двух створок, гладкие, золочёные, местами покрыты резьбою. Форма верхушек царских дверей в настоящей церкви прямая, гладкая, в трапезной — на одних изображение чаши, на других — лучи образного сияния. Иконостасы трапезной церкви в три яруса.
Солея пред алтарём от одного клироса до другого каменная, выше помоста храма на одну ступень и от последнего решёткою не отделена.
В настоящей церкви амвонное место выделяется из солея и сделано из белого камня. Сени над ним нет. Клиросы одной стороной примыкают к стенам церкви, другие стороны, боковые, сделаны из балясника, задние глухие, с вставленными в них иконами. Особых в них украшений нет.
Колокольня построена в одно время с церковью и из такого же материала. Форма её от основания квадратная, а верх в виде башни. Каких-либо изображений и надписей нет.
Колоколов всех восемь. На одном надпись: «Лета 7185 августа в 3 день вылит сей колокол при державе Великого Государя и Великого князя Феодора Алексеевича всея Великой и Малой и Белой России самодержца. Лил сей колокол мастер Маторин».
Стены церковные расписаны живописным письмом. Церковь настоящая расписана вся, трапезная только местами, в сводах<...>.

О том, какое впечатление производило внутреннее убранство храма на рядового прихожанина, какая духовная атмосфера царила в нем во время службы, можно судить по заметке в «Московских епархиальных ведомостях» за 1871 год в разделе «Епархиальная хроника»:

1-е сентября 1871 г., праздник в церкви Симеона Столпника, на Поварской.
Без всяких объявлений, при одном знании местных жителей совершалась праздничная служба в церкви Симеона Столпника на Поварской. <…>
Местные иконы в главном храме совершенно залиты золотом: на правой стороне — изображение Господа Вседержителя в короне, разукрашенной драгоценными камнями, на левой — образ Введения во храм Пресвятой Богородицы, и здесь корона на главе Симеона Богоприимца. Как горит золотом иконостас, так в противоположность золоту превосходная итальянская живопись обращает на себя внимание на клиросных иконах. Два события церковной истории: Преображение Господа и Успение Пресвятой Богородицы — изображены великолепным стилем современной живописи; на обеих сторонах этого главного храма древняя византийская живопись в смеси с суздальскою оттеняет значение современного искусства. Для нас чрезвычайно поучительно было такое сопоставление древнего с новым. — Отдавая вполне справедливость историческому значению церковной живописи, мы восхищаемся удачным изображениям икон новейшего стиля, как совершенно понятным и вразумительным для обыкновенного взора. <…>
Здесь, в этом храме, мы еще более убедились, что современность языка и живописи нисколько не вредит величию содержания Божественных истин, но еще вернее западает в души и оставляет в ней твердые убеждения.

Разрушение

В 1917 году большевики начали закрывать и разрушать храмы. Особенно распространённым способом «унижения» храмов было использование их не по назначению. Не избежал этой печальной участи и храм преподобного Симеона Столпника. С 1934 года по 1938 год в здании храма проходили службы «обновленцев». В 1938 году храм был закрыт. По одной из версий, закрытие храма было связано с тем, что дочь Ф.И. Шаляпина заказала здесь отпевание отца.
В сентябре 1938 года вышло постановление Краснопресненского райсовета о передаче «здания бывшей церкви» Райпромтресту. В дальнейшем здание храма использовалось для самых разных целей. Например, храм заняла мастерская «Мединструмент», а с 1968 года, после реставрации 1965-1966 годов, в здании храма размещался Выставочный зал Всероссийского общества охраны природы.
В результате многочисленных перестроек советского времени и использования храма не по назначению здание в значительной степени утратило художественно ценный облик и находилось в тяжелом техническом состоянии. Ко времени реставрации 1965-1966 годов были снесены все барабаны и купола главного объема и приделов, разобраны ярус звона, шатер колокольни и апсида северного придела, срублен пол и подшит потолок трапезной, утрачено покрытие кровель, а также уничтожены полы и убранство интерьеров.

Реставрация

Храм был отреставрирован в 1965-1966 годах, когда московские власти задумали на месте уютных арбатских переулков и знаменитой Собачьей площадки проложить широкий проспект, который должен был олицетворять собой новую, социалистическую Москву. Храм, якобы мешающий прокладке нового проспекта, несколько раз собирались сносить. Наконец, было принято решение о реставрации храма. Не последнюю роль в сохранении храма Симеона Столпника как исторического памятника сыграл архитектор-реставратор Л.И. Антропов, друг и соратник выдающегося деятеля отечественной культуры П.Д. Барановского, спасшего и вернувшего к жизни многие архитектурные памятники прошлого.
В.А. Десятников, работавший с Л.И. Антроповым в Научно-методическом совете по охране памятников, рассказывает в своей книге «С Крестом и без Креста»: «Когда мощный экскаватор прибыл, чтобы развалить обезображенное перестройками древнее сооружение, Леонид Иванович залез в ковш экскаватора и не дал возможности работать до тех пор, пока Г.В. Алферова и П.Д. Барановский не принесли приказ из Министерства культуры СССР о постановке памятника на государственную охрану».
Реставрационные работы проводились в 1965-1966 годах ЦНРМ МК СССР. Автором проекта реставрационных работ была О.Д. Савицкая. Проект предполагал восстановление памятника методом целостной реставрации на основе данных натурного обследования, дополнительного использования аналогий и архивных фотографий памятника.
В результате проделанных работ были разобраны пристройки и элементы поздних преобразований, искажавшие вид здания, снят культурный слой до уровня XVII века и сделана вымостка участка вокруг церкви.
В первоначальном виде были восстановлены сводчатые перекрытия трапезной, два яруса кокошников и основной объем храма. Форма глав, высота барабанов и шатра колокольни восстановлены на основе архивных фотографий с использованием фотометода. Были также восстановлены первоначальные формы оконных и дверных проёмов и их декоративное обрамление.

Возвращение храма Церкви

Храм был восстановлен и отреставрирован. Оставалось только водрузить на главах сохранившиеся кресты. Но и тогда храму не позволили зажить той жизнью, которая была предназначена для него Господом. С 1968 года храм был занят Выставочным залом Всероссийского общества охраны природы. В клетках томились зверушки и птицы, на стенах размещались фотографии. В помещении появился навозный запах. Роспись была практически уничтожена, лишь в северной и южной стенах остались вмурованные белокаменные плиты XVII-XVIII веков. Храм поставили под государственную охрану (охранный документ за № 268). Он стал излюбленным фрагментом композиций на тему «Старая и новая Москва».
Еще два десятилетия храм преподобного Симеона Столпника, как и другие храмы столицы, ждал своего часа. И дождался. В 1990 году, на главы, наконец, вновь были воздвигнуты ажурные позолоченные кресты, пролежавшие четверть века в подвале. А в 1991 году пришел самый радостный час: храм было решено вернуть верующим. 1992 году состоялось малое освящение храма, начались службы.
Но возвращенное Церкви здание было в самом плачевном состоянии. Голые стены снаружи и внутри, разрушенные престолы… Но храмы не умирают, и постепенно, усилиями отца-настоятеля Сергия Никитина и прихожан, храм начал оживать.
И, наконец, на двери храма появилась табличка: «Храм открыт».

Служение

История донесла до нас имена иереев, диаконов и других причетников, служивших в храме преподобного Симеона Столпника. В архивных документах есть сведения об иереях Родионе Михайлове, Григории Семионове (Семенове), Василии Иосифове (Осифове), Михаиле Федорове, Андрее Михайлове, Андрее Григорьеве, Иоанне Святославском и Михаиле Миртове; протоиереях Стефане Никитиче Попове, Алексее Ивановиче Соколове, Василии Богословском, Михаиле Дмитриевиче Успенском и Онисифоре Романовиче Краснокутском; дьяконах Никифоре, Филиппе Герасимове, Симеоне Леонтьеве, Гаврииле Федорове, Иване Яковлеве, Стефане Федорове, Иоанне Михайловиче Пушкине, Михаиле Ивановиче Тропаревском и Митрофане Протопопове; дьячках Аверкии Васильеве, Петре Иванове, Николае Терентьеве, Гаврииле Никитине, Георгии Линькове и Гавриле Петрове; пономарях Афанасии Максимове, Иване Александрове, Алексее Иванове, Алексее Ивановиче Остроумове, Петре Кирилловиче Маркове; псаломщиках Алексее Александровиче Вознесенском и Гаврииле Михайловиче Соловьеве; просвирнях Мавре Гавриловой, Ирине Ивановой, Евдокии Петровой и Екатерине Афанасьевой; церковных старостах Степане Мышкине, Иване Трофимовиче Волкове и Владимире Ивановиче Савостьянове; сторожах Петре Кириллове, Осипе Акинфиеве, Афанасии Михайлове и Афанасии Maкcимoве.
Представление о том, как проходила службы в храме в конце XIX века, дает заметка «Московских епархиальных ведомостях» за 1871 год, которую мы уже цитировали выше.

1-е сентября 1871 г., праздник в церкви Симеона Столпника, на Поварской.
<…> Местный настоятель, соборный протодьякон, превосходные певчие исполнили богослужение в этом небольшом, но полном древностей храме. <…>
Божественная литургия окончилась многолетием; в обычное же время для проповеди священник, совершавший службу, напомнил предстоящим об увлечении жизнью и ее временными удовольствиями, разобрал источник такого соблазна, советовал, по слову Апостола, углубляться в невидимое и для того иметь образцом святых, признаваемых православной церковью. Речь отца Алексия была свободна, понятна, влиятельна. Аналой служил как бы обыкновенным признаком, что говорится проповедь, но на нем ничего не лежало. Отрадный факт такого привычного слова и спокойного сознания логической связи мыслей. Слово пастыря, которого мы, впрочем, в первый раз слышали, не было испещрено цитатами; язык был высок, но современного колорита <…>.

Многие иереи храма Симеона Столпника отличались ученостью и были хорошими проповедниками. Они немало потрудились в деле духовного просвещения прихожан. Так, по распоряжению Митрополита Московского Платона в 1775 году одним из первых священников, проводивших катехизические поучения, был отец Андрей Григорьев.
С конца XVIII века многие настоятели храма Симеона Столпника являлись одновременно и благочинными Пречистенского сорока. Одним из первых благочинных Пречистенского сорока, назначенных Митрополитом Московским Платоном, стал настоятель церкви Симеона Столпника протоиерей Стефан Никитич Попов. Он служил в храме Симеона Столпника с 1798 года по 1831 год. Его служение пришлось на период царствования сразу трех императоров (Павла I, Александра I и Николая I) и трех Митрополитов Московских: Платона, Августина и Филарета. В 1812 году он был награжден скуфьею, в 1814 году — камилавкою, в 1818 году — наперсным крестом. Эти знаки отличия свидетельствуют о заслугах отца Стефана на поприще духовного окормления народа в трудные годы наполеоновского нашествия и последующего восстановления сожженной Москвы.
Другой священник, Алексей Иванович Соколов (род. в 1817 году), около 20 лет был настоятелем храма. В 1869 году он был возведен в сан протоиерея. Кроме того, был благочинным Пречистенского сорока, цензором еженедельника «Миссионер», священником Архангельского кафедрального собора и первым настоятелем Храма Христа Спасителя (с 1883 года по 1899 год). А.И. Соколов состоял в обществе Духовного просвещения, Православном миссионерском братстве Св. Николая и братстве Кирилла и Мефодия. Преподавал в гимназии. Был награжден набедренником, скуфьею, камилавкой, митрой, палицей, наперсными крестами, орденами Св. Анны и Св. Владимира всех степеней, золотой медалью в честь освящения Храма Христа Спасителя, а также орденами св. Анны 3-ей степени и св. Владимира 3-ей степени.
Имя протоиерея Михаила Дмитриевича Успенского встречается в церковных документах за 1885-1916 годы. В начале XX века настоятель храма Симеона Столпника снова стал благочинным Пречистенского сорока. В годы первой мировой войны М.Д. Успенский принимал самое активное участие в сборе средств для армии. Под его непосредственным руководством организован лазарет на 20 коек на Спасопесковской площади.
С 1921 года по 1923 год настоятелем храма преподобного Симеона Столпника был протоиерей Онисифор Романович Краснокутский. О том, что это был уважаемый и заслуженный священник, говорят его награды: набедренник, фиолетовая скуфья, камилавка, наперсный крест, ордена св. Анны 3-ей степени и св. Анны 2-ой степени, палица.
С 1930 года по 1934 год, вплоть до его передачи храма «обновленцам», в храме служил иерей Михаил Константинович Миртов (1864-1934).
С 1934 года окрестные жители стали называть храм преподобного Симеона Столпника «красным». Но не по цвету стен (был он тогда, как и сейчас, белокаменным), а потому, что служили в нём «красные попы» — так именовали в народе священников-«обновленцев». А в 1938 году храм Симеона Столпника был закрыт.

Прихожане

В числе прихожан храма были и простые люди, и представители известнейших российских фамилий — Голицыны, Долгорукие, Шереметевы. Его история неразрывно связана с именами Прасковьи Жемчуговой, Аксаковых, Гоголя и Победоносцева.
С храмом Симеона Столпника связана одна из самых романтических страниц русской истории. Здесь в 1801 году граф Николай Петрович Шереметев венчался со своей крепостной актрисой Прасковьей Жемчуговой.
В XIX веке неподалеку от церкви Симеона Столпника жило много известных людей. В деревянном доме № 4 по Хлебному переулку в 1809 году снимал квартиру Сергей Львович Пушкин, отец русского гения. Это был деревянный дом, сгоревший во время пожара 1812 года. Дом, построенный на его месте, принадлежал Петру Васильевичу Победоносцеву, профессору Московского Университета, а потом его сыну Константину Петровичу, обер-прокурору Священного Синода. Победоносцевы были прихожанами церкви Симеона Столпника, их имена встречаются во многих храмовых документах. А в доме № 27 по Поварской уже в 1830-е годы жил приятель А.С. Пушкина полковник С.Д. Киселев, у которого не раз бывал поэт. Кстати, в «Евгении Онегине» есть упоминание о храме. Приехав с дочерью в Москву, мать Татьяны Лариной спрашивает у своей кузины о кумире их молодости некоем Грандисоне, та ей отвечает, что Грандисон «В Москве живет у Симеона; // Меня в сочельник навестил; // Недавно сына он женил».
С 1829 года по 1832 год в доме № 2 по Малой Молчановке, совсем рядом с храмом, жил вместе со своей бабушкой Елизаветой Алексеевной Арсеньевой Михаил Юрьевич Лермонтов. Этот дом сохранился до наших дней, теперь в нем музей поэта. Владельцем дома № 2 по Хлебному переулку был Михаил Петрович Забелин, дед великого русского сатирика Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. Потом этот дом принадлежал одному из сыновей Михаила Петровича — Сергею Михайловичу Забелину, его имя встречается в Метрической книге за 1854 год. В Хлебном переулке, в доме № 13, жил в 1826-1827 годах Д.Н. Свербеев, знаменитый автор мемуаров о России XIX века. На Поварской улице в доме № 31, построенном в XVII веке, в 1850 году у А.И. Кошелева собирались славянофилы. Здесь бывал вернувшийся из ссылки декабрист С.Г. Волконский. Сам А.И. Кошелев был богатым откупщиком. Возможно, А.И. Кошелев стал прототипом «добродетельного откупщика» Костанжогло во втором томе «Мертвых душ».
В именной ведомости церкви Симеона Столпника за 1816 год перечислены прихожане, люди разного достатка и социального положения. Это и граф Федор Шереметев, и князь Николай Григорьевич Щербатов, и княгиня Екатерина Алексеевна Волконская; тайный советник Данила Григорьевич Волчков и канцелярист Иван Степанович Попов; генерал-майор Дмитрий Витальевич Измайлов и отставной прапорщик Федор Абрамов Вечеслов; московский купец 1-ой гильдии Петр Михайлович Чернов и «купеческая жена» Аграфена Хлебникова; коллежский асессор Петр Васильевич Победоносцев, и слесарь Василий Аверкиев; и многие, многие другие.
На станицах архивных документов можно найти запись о венчании выдающегося русского писателя Сергея Тимофеевича Аксакова.
В течение нескольких лет — до середины 1820-х годов — прихожанами храма были Огаревы. В храмовой именной ведомости за 1816 год среди прихожан мы встречаем имя Платона Богданович Огарева, отца будущего поэта.
Недалеко от церкви Симеона Столпника находится знаменитый дом. Это дом по Никитскому бульвару, 7-А. Здесь, в доме Александра Петровича Толстого, жил с 1848 года по 1852 год великий русский писатель Николай Васильевич Гоголь. Незадолго до смерти он несколько раз исповедовался и причащался в храме Симеона Столпника. Граф А.П. Толстой, в доме которого перед смертью жил Гоголь, был постоянным прихожанином церкви Симеона Столпника. Имя Александра Петровича и его жены Анны Георгиевны Толстой встречается в храмовых ведомостях, относящихся к 1840-1850 годам. Жена графа Анна Георгиевна также была благочестивой и верующей женщиной. Она очень много делала для духовенства, основала приют для престарелых людей духовного звания, жертвовала на разные богоугодные заведения. Любой мог прийти к ней с просьбой о помощи, и она никому не отказывала.
В Метрической книге храма Симеона Столпника за 1857 год есть запись о крещении младенца Варвары и о родителях новорожденной, статском советнике гоф-медике Андрее Евстафьевиче и Любови Александровне Берсах, а также о восприемниках генерал-лейтенанте Стефане Васильевиче и Варваре Степановне Перфильевых. У девочки, которую крестили, Варвары, была старшая сестра Софья, которая потом стала женой Льва Николаевича Толстого. Супруги Берс — это родители Софьи Андреевны Толстой. Перфильевы, записанные в метрической книге. После женитьбы на Софье Андреевне Лев Николаевич Толстой близко познакомился с этой семьёй и полюбил ее.
В Метрической книге храма Симеона Столпника за 1866 год (9 января) сохранилась запись о венчании Константина Петровича Победоносцева и Екатерины Александровны Энгельгардт. Именно здесь, еще ребенком посещая храмовые службы, приобретал Константин Петрович свой первый религиозный опыт. В своей книге «Праздниках Господних» К.П. Победоносцев описывает раннюю Рождественскую обедню в храме Симеона Столпника.

Возрождение

Новейшая история храма преподобного Симеона Столпника начинается в 1991 году, когда храм был возвращен верующим, а его настоятелем был назначен протоиерей Сергий Никитин.
Это назначение отцу Сергию не кажется случайным. «Еще в юношеские годы, — говорит он, — я очень часто бывал на Новом Арбате. И всякий раз, проходя мимо храма, видел, что над ним нет крестов. Да и вообще храм выглядел как-то мрачно, а высотный дом, который стоит рядом, "давил" на храм. И вот я, проходя по противоположной стороне проспекта, часто задавал себе вопрос: зачем власти оставили, почему не снесли до основания храм Симеона Столпника, как другие храмы? Это был дерзкий вопрос. Я тогда был еще очень юн и многого не знал. И только сейчас Господь мне как будто отвечает на этот вопрос — отвечает моим назначением в этот храм».
Власти не сразу отдали храм верующим. Был получен соответствующий указ, и началась подготовка документов для постановления правительства о передаче храма Московской Патриархии. Но это еще не было победой. В здании храма размещался Выставочный зал Всероссийского общества охраны природы. С этой организацией пришлось бороться почти год.
Малое освящение храма состоялось в мае 1992 года — на Троицкую родительскую субботу.
С 1995 года начались работы по восстановлению внутреннего убранства храма, полностью утраченного за годы забвения и запустения. В 2000 году был восстановлен придел во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы, в 2005 году — придел во имя преподобного Симеона Столпника. На очереди реставрация левого придела — в честь митрополита Димитрия Ростовского. Отец Сергий Никитин говорит, что «конечно, нелегко все это дается, но у прихода много друзей, много помощников, все они вносят свою лепту в восстановление святыни. Пусть этот небольшой древний храм, такой хрупкий и изящный на фоне новоарбатских высоток брежневской эпохи, напоминает людям о другом, духовном, возвышенном мире».

Литургия продолжается

Первое время было очень трудно, не хватало средств. Но мало-помалу приход разрастался, появлялись новые прихожане, и каждый стремился внести свою посильную лепту в восстановление святыни, в устроение церковной жизни. По великой милости Своей Господь привел в храм замечательных людей. Постепенно в храме сложилась небольшая, но сплоченная община.
Одной из собирательниц прихода была староста храма Мария Ефимовна Старикова († 2007). Она работала в храме с самых первых дней. На долю этой женщины выпало много испытаний: война, тяжелый труд в тылу, потеря родных и близких, лишения первых послевоенных лет. Но сколько же энергии, доброты и участия было в этой женщине! Она была настоящей хозяйкой храма — всегда в трудах, всегда в заботах о порядке и благочинии. Эта женщина знала и любила всех прихожан, для каждого у нее находилось ласковое слово.
С первых дней восстановления храма в нем трудились опытные профессионалы — Т.Н. Кузнецова и иеромонах Гурий. В.И. Козлов, архитектор по образованию, спроектировал новый иконостас и предложил концепцию росписи храма. Замечательные художники — главный художник Б.А. Алексеев, а также бригада высококлассных профессионалов — расписывали церковные стены. При росписи храма использовали старинную технику фрески. Позолотой и изготовлением иконостаса занималась бригада под руководством Сергея Аленикова.
Отец Сергий подчеркивает, что местоположение храма преподобного Симеона Столпника — особое. Его окружают магазины, офисы, бары и рестораны. Заветное желание батюшки — сделать так, чтобы храм был островком высокой культуры в ландшафте города, образцом, на который можно было бы ориентироваться светским архитекторам и дизайнерам. «Вот видим мы сегодня кремлёвские палаты, восхищаемся их красотой, — говорит он. — А ведь рукотворная красота эта многое определяла и в характере людей, создававших ее. Великая русская культура оказала огромное влияние на формирование национального самосознания, давала русским людям духовные силы для свершения многих замечательных подвигов, которыми столь богата наша история. И Русская Православная Церковь — это тоже часть нашей великой культуры. Без возрождения церкви невозможно возрождение духовных сил нашего государства. В России еще долго не оскудеет нефть, газ, другие полезные ископаемые — основа земного богатства. Но лишь духовная полнота, которая будет возрождаться в особой культуре и эстетике Православия после долгих лет унижения церкви, поможет человеку по-настоящему очиститься. Поможет увидеть небо, звезды, прикоснуться к чему-то высокому. И, возрождая наш храм, мы стараемся сделать так, чтобы пробудить у верующих эти высокие чувства».
Среди прихожан немало известных людей: артисты и режиссеры, художники и писатели, ученые и военные. Но и знаменитые, и не очень известные — все здесь находят утешение. Потому что, как и раньше, храм открыт для всех православных, а не только для избранных.
В храме особая атмосфера — дружелюбного молитвенного настроения. Это ощущает всякий, входящий сюда. Многие, привлеченные красотой храма, заглядывают в него ненадолго — свечку поставить, записочку написать. Потом приходят еще, возвращаются снова и снова...
«Душа, как замечал Тертуллиан, — говорит батюшка, — христианка по своей сути, она проста. Простота ее в том, что человек не возвышает себя, не гордится собой. Все жизненные невзгоды и радости такой человек воспринимает легко — не фантазируя, не мечтая, не возносясь. И вот когда в молитве есть эта простота, душевная кротость и смирение, тогда человек слышит другого, чувствует его беду и быстро откликается. В мире нет этого, а в храме есть… Обратимся к истории нашего храма и вспомним прежних прихожан… Судя по архивным материалам, мемуарам, в храме всегда царила особая теплая атмосфера. Невзирая на чины и звания, прихожане были добры и внимательны друг к другу. Они помнили, что каждый из нас создан по образу и подобию Божию, и что к этому божественному началу в человеке следует относиться с особым благоговением».

Над проспектом раздается звон колоколов. Начинается служба. Как бы ни менялась жизнь, во все времена неизменными остаются вечные вещи: вера, надежда, любовь и — молитва. Времена меняются, но литургия продолжается…

Гарантии Закрыть
Городская Специализированная Похоронная Служба работает уже в ритуальной сфере с 1998 года.

В нашей службе только прозрачные цены, без скрытых подводных камней. Вы ни чем не рискуете, пригласив агента к себе домой, никто не будет насильно навязывать вам те или иные услуги или принадлежности. Предварительную смету вы можете составить уже по телефону с диспетчером, а приехавший к вам агент, мягко и тактично подскажет Вам, как лучше и быстрее оформить все документы.

Если Вы решите все делать сами, агент подскажет какие принадлежности выбрать ,что бы это не превышало рамки Вашего бюджета. Всегда будет на связи с Вами и напомнит или подскажет, какой следующий шаг Вам нужно сделать. Поддержит и успокоит Вас в тяжелое для Вас время.

У нас лояльная система скидок и индивидуальный подход к каждому человеку. Антикризисный прейскурант цен.